oregon
Приглашаем к сотрудничеству
Согласен с условиями обработки и использования моих данных
напишите нам
Мы всегда рады вам помочь!
Согласен с условиями обработки и использования моих данных
30 мая 2017
История возникновения пильной цепи

К середине XX века, несмотря на все механические и технологические изменения, произошедшие в лесной промышленности, один из ключевых видов деятельности оставался почти таким же примитивным, как и в тот день, когда человек срубил первое дерево. Валка и распиловка леса — это первое, что решил модернизировать Джо Кокс, чтобы cберечь силы своих приятелей лесорубов. Идея создания пильной цепи появилась у Кокса, когда он заметил, с какой лёгкостью личинки жука-короеда прокладывают себе путь через твёрдые волокна древесины.

Существовавшие на тот момент поперечные пилы оставались единственным задержавшимся пережитком прошлого века. Хотя лесорубы жили в городских домах со всеми удобствами и каждый день ездили в лес на собственных автомобилях, в процессе работы им всё ещё приходилось стоять на ненадёжных трамплинах, вбитых поперек ствола.

Было предпринято немало попыток разработки автоматических пил, но в основном получались лишь громоздкие инструменты, с которыми трудно было справляться и перемещаться от дерева к дереву. Более того, в большинстве своем они были ненадежны, ломались о стволы лесных гигантов. Мечта о практичной и легкой моторной пиле передавалась из поколения в поколение. Больше всех об этом мечтали старшие лесорубы, которые в борьбе с толстыми шкурами и внутренними волокнами больших деревьев по возвращении домой ощущали всю тяжесть своих лет, которая давала знать о себе болями в спине.

Было очевидно, что автоматическая пила должна иметь цепь, которая приводила бы в движение бесконечный конвейер пильных зубьев, оставляющих пропил в стволе, и что концепция лесопильного станка, где двигатель тащит пильный диск поперек дерева, для данной задачи не подходит.

Раньше коммуникации были не такими, как сейчас, поэтому любые нововведения могли долго передаваться от лагеря к лагерю в основном временными работниками лесопилок. Обмен идеями был одной из главных целей Тихоокеанского лесозаготовительного конгресса и аналогичных сборов лесорубов и лесозаготовителей. Летом 1905 года в секвойных лесах Северной Калифорнии был проведен эксперимент. В Юрике, возле парка «Секвойя» (Sequoia Park), была опробована первая цепная пила с бензиновым двигателем на Западном побережье (и вероятно, первая в стране). Имя изобретателя потеряно, но некоторые лесозаготовители стали свидетелями этого события.

Устройство цепной пилы было довольно странным. Она приводилась в действие двухцилиндровым двигателем с водяным охлаждением — нечто наподобие судового двигателя с топливным и водяным охлаждением, поставляемым из цистерн, которые были подвешены на дереве высоко над двигателем. И это сработало. Через четыре с половиной минуты пила прорезала десятифутовый ствол, что само по себе уже было достижением.

Но профессиональные лесорубы открыто насмехались над продавцами автоматических пил и буквально прогоняли их из леса. Они опасались, что внедрение подобных агрегатов приведет к заметному сокращению рабочих мест. И любые сбои в работе механизма, такие как потерянная гайка или болт, отказ генератора или просто выход пилы из строя представлялись старыми лесорубами как веское доказательство того, что новые механизмы приносили лишь неприятности.


Blog-Insidenew.jpg


К концу 30х годов Лесная служба США открыла в Портланде «лабораторию по разработке оборудования» под руководством Т.П.Флинна (T.P.Flynn). Один из первых проектов лаборатории заключался в том, чтобы конструировать, тестировать и улучшать цепные пилы для применения в больших лесах. Демонстрации проводились на съездах лесопромышленников и везде, где собиралось большое количество лесорубов и лесозаготовителей.

Автоматические пилы должны быть прочными, чтобы выдерживать суровость лесов Северо-Запада и его огромных деревьев. Постепенно были улучшены цепные звенья и шины, на производство которых требовался твердый, но легкий металл, чтобы сохранить их целостность во время процесса пиления. Но было и недовольство пильной цепью, работающей по традиционному принципу, при котором зубья поперечного сечения продирали пропил, разрывая древесные волокна, как при скоблении острым гвоздем по древесной поверхности. Принцип работал, но процесс пиления был довольно грубым, и при этом образовывалось много отходов. Кроме того, пильные цепи быстро тупились, и времени на их заточку тратилось столько, сколько уходило и на фактическую вырубку большого количества материала. Некоторые пришли к выводу, что старые поперечные пилы более эффективны и, следовательно, вернулись к ним.

Именно тут в истории и появляется имя Джо Кокса, инженера в самом широком смысле этого слова. Методом проб и ошибок, со всей своей неудержимой изобретательностью он просто заставлял вещи работать так, как ему требовалось.
Кокс переехал в Аризону, где они с братом организовали небольшую сварочную мастерскую. Они ремонтировали автомобили и закладывали проводку домов. Он также спроектировал и выпустил на рынок водонагреватель для домашнего использования, который впоследствии оказался очень востребованным. Когда все поутихло, Кокс перебрался в Техас и заниялся буровым оборудованием для добычи нефти. Затем братья решили испытать удачу в Орегоне, где неожиданно для себя они открыли новый мир лесозаготовки и лесопереработки.

Настоящий прорыв в эффективности цепной пилы случился после того, как Джо Кокс, лесоруб и изобретатель-любитель, разработал уникальный тип пильной цепи, актуальный по сей день. Кокс усвоил уроки природы, в течение многих часов наблюдая за личинками древесного жука (Ergates Spiculatus). Кокс адаптировал данную концепцию к цепи собственного дизайна, и созданная в конце 1940-х годов торговая марка пильных цепей Oregon моментально возымела успех и со временем стала уверенно доминировать на мировом рынке.

«Здесь в нашу первую зиму, в трехфутовых сугробах, мы повалили небольшую обледеневшую сучковатую сосну, убрали сучья и распилили, — вспоминал Кокс. — Нам платили пятьдесят центов за тысячу бордфутов (примерно 2,36 кубических метров). Мы заработали около четырех долларов за десять часов напряженной работы, и это было тяжело».

В лесах Кокс «прошел через огонь и воду», изучая каждую рабочую профессию. Он не мог не заметить, что в лесной промышленности произошли определенные изменения в сторону механизации. Но процесс валки существенно тормозили несовершенные далекие от совершенства автоматические пилы, отсталость режущих полотен которых заметно контрастировала с мощностью их двигателя.


Blog-Inside1.jpg


«Мы не могли свалить дерево так быстро, как могли бы сделать это с помощью обычной ручной пилы, — вспоминает Кокс. — Это казалось мне странным, потому что у автоматических пил должно хватать на это мощности. В то время я был довольно умелым точильщиком, и подумал, что, если автоматическая пила станет такой же эффективной, как поперечная, она будет входить в дерево как нож в масло. Было ясно, что с таким пилящим инструментом распиловка древесины станет намного проще».

Вынашивая в себе эту идею, Джо начал пытаться придумать что-то получше, чем цепь, имеющая надрезающие и скалывающие зубья. Каким-то образом он почувствовал, что ответ надо искать в самой природе. Однажды, рубя дрова, он воткнул топор в старый пень. Вдруг он остановился, потому что топор врезался в небольшой тоннель нашего самого знаменитого и разрушительного «лесоруба» — древесного жука, или по-научному, Ergates Spiculatus. Личинки этого жука, проклинаемые самыми грубыми бранными словами, ранее применявшимися лишь к скоту старыми скотоводами, обладают удивительной способностью выгрызать и уничтожать огромное количество древесины, несмотря на то, что едва ли достигает размеров человеческого пальца. Ненавистная личинка превращает хорошую древесину в опилки, неважно, живые ли это деревья или же надломленные ветром коряги.

Лесоруб Кокс вдруг спросил себя: «Как они это делают?» Он склонился над крошечным тоннелем в пне. Хотя он и раньше нередко встречал этих злосчастных жуков, ему никогда не приходило в голову рассматривать их в таком ключе. Джо был поражен силой, с которой личинка пробивалась сквозь плотную древесину, вдоль и поперек годичных колец ствола, свободно выбирая направление и оставляя на своем пути большую груду опилок. Он заметил, что голова личинки была вооружена двумя острыми, прочными резцами. Закрепив увеличительное стекло, Кокс много часов изучал скучную деятельность Ergates Spiculatus. Он положил оставшиеся опилки под микроскоп. Больше всего его заинтриговало режущее действие личинки — она прорезала дерево, двигаясь влево и вправо, из стороны в сторону, вместо того чтобы грубо царапать поверхность или пробираться напролом. Джо Кокс постоянно размышлял об этой потрясающей технике, и в его голове начала формироваться идея.

В подвале своего двухэтажного бревенчатого дома в Портленде Кокс спроектировал другой вид режущей цепи, применяя принцип распиловки, заимствованный у древесного жука — влево, вправо и из стороны в сторону, а не просто царапание древесины. Результатом стала революционная цепь, которая не только пилила быстрее и лучше, но и могла использоваться дольше без заточки.

Кокс запатентовал свою идею, но потребовалось какое-то время, прежде чем он смог вывести свою цепь на рынок. Он работал кузнецом и сам продавал пилы, чтобы зарабатывать на жизнь. В 1947 году он основал свою собственную компанию, получившую название Oregon Saw Chain Corporation, и продолжил испытания на различных видах древесины. Подвал его дома превратился в небольшую производственную фабрику, где он установил два монтажных стола, за которыми работали четверо рабочих.

В первый год было продано товара на 300 000 долларов, так как изобретение Кокса, по-видимому, было действительно эффективным, благодаря чему преодолело последнее препятствие к использованию пилы в лесах. Спрос значительно превышал производственные возможности Кокса в доме в Портленде. В следующем году он переехал в старый ремонтный гараж. В зарплатной ведомости числилось уже двадцать человек, одним из которых был двадцативосьмилетний выпускник Гарвардской школы бизнеса. В качестве помощника главного менеджера Джон Грей получил бочку с гвоздями вместо стула за большим рабочим столом, который он делил с главным менеджером. А Джо Кокс расхаживал по гаражу в комбинезоне, футболке и кепке, контролируя весь процесс и воплощая в жизнь свою идею о машинах для производства этой уникальной пильной цепи.

Выгодная идея Кокса через два года снова вынудила его перебраться в здание, в котором могли разместиться около семидесяти рабочих, а к 1955 году, когда объем продаж достиг 7 миллионов долларов, переехать на постоянное место на юго-восточной окраине Портленда. Компания продолжала расти, поскольку спрос на цепь Кокса, работающую, словно древесный жук, стал всемирным.

Несмотря на то, что фирма оставила производство других деталей для цепных пил другим компаниям, она запустила производство аксессуаров для пил и другое сопутствующее оборудование, такое как гидравлические погрузчики бревен, крепежные детали, режущие инструменты, специальную одежду и различные принадлежности для самостоятельной заготовки дров.

Сегодня автоматическая цепная пила получила признание по всему миру и стала чем-то большим, чем просто оборудование для распиловки древесины. Огромное количество людей, не имеющих отношения к лесной промышленности, считают их необходимым инструментом в домах и на задних дворах, домиках в горах или на побережье, чтобы сдерживать рост зелени, очищать землю, заготавливать на зиму дрова из бревен, собранных на пляжах и т. д. Многие пожарные подразделения добавили цепные пилы в свое снаряжение. Округа и муниципалитеты, а также другие государственные учреждения располагают арсеналами электропил для быстрой уборки после таких стихийных бедствий, как бураны и ураганы. Большинство из них используют цепь Джо Кокса. Интересно, думал ли он когда-нибудь о том судьбоносном дне, когда он воткнул свой обычный топор лесоруба в съеденную древесину пня и на глаза ему попался тоннель Ergates spiculatus?


Blog-Inside3.jpg